12+

Скачать аудио и видео

720p- для просмотра на компьютере, 480p- для просмотра на планшете, 240p- для просмотра на телефоне, mp3- аудиоверсия
Всего 10 голосов
0

Tell us how can we improve this post?

+ = Защита от робота

24.10.2018   
383

Первое интервью Эндрю Брансона после освобождения из турецкой тюрьмы

Номер видео в архиве: 484-241018-1

После двухлетнего заключения в турецкой тюрьме пастор Эндрю Брансон попал из зала суда в Овальный кабинет. И всё это менее чем за 24 часа. Мир наблюдал за тем, как пастор поблагодарил президента Трампа, а затем преклонил колено, чтобы помолиться за него.

Путь пастора начался два года назад, когда турецкие власти задержали Брансона и обвинили в попытке правительственного переворота.
На момент этого интервью прошла всего лишь неделя с того времени, как турецкие власти его освободили. Пастор Брансон прошёл через страшные вещи за первый год заключения. Второй год был намного лучше. Но первый год, первые несколько месяцев, оказались очень и очень трудными. По правде говоря, его освобождение – это ответ на наши молитвы.

В интервью «Мировым христианским новостям» и «Клубу-700» Эндрю Брансон рассказал о том, как Бог провёл его через это испытание, а жена пастора Брансона, Норин Брансон поделилась, как Бог поддерживал её, пока муж был за решёткой.

МХН: Пастор Брансон, я очень рад видеть вас здесь, дома в США. Многие христиане молились о вашем освобождении. Вас перевели под домашний арест, а затем, всего через 24 часа, вы оказались в Соединенных Штатах, в Овальном кабинете с президентом США. Что вы ощущаете?

Эндрю Брансон: Я ощущаю себя как Иосиф. Всего неделю назад я стоял перед турецкими судьями. Внезапно стало ясно, что они собираются осудить меня. Мы не знали, что случится. Но было очевидно, что они планировали посадить меня в тюрьму. Я не знал, сколько лет они мне дадут и как всё это повлияет на политическую ситуацию. Меня официально признали виновным в терроризме в Турции. Официально я осуждён. Но меня освободили, потому что я уже провёл время в заключении. А потом, через 24 часа, я оказался в Белом доме, где молился с президентом. Это действительно ситуация, которая похожа на случай с Иосифом. Из тюрьмы — в Белый дом. Это удивительно

МХН: Почему из всех мест на земле вы с женой выбрали Турцию?

Эндрю Брансон: Изначально мы не планировали ехать туда, но наша миссионерская организация попросила нас туда отправиться. Прожив там некоторое время, мы полюбили эту страну. Бог вложил ее в наше сердце. Но есть и другая причина: Турция – это самая большая страна в мире, которая не слышала Евангелия. В ней очень мало верующих турок. Именно это и держало нас там на протяжении многих лет. Мы сеяли в эту землю, ожидая великого урожая.

МХН: Через три месяца после попытки переворота, направленного против действующего президента, вас арестовали и посадили в одиночную камеру. Каково это было?

Эндрю Брансон: В течение первых двух недель нас с женой держали вместе. После этого ее освободили, а меня перевели в одиночную камеру. Я считаю, что мне повезло, что нас арестовали вместе и что мы провели вместе первые дни. Мы оба пережили страх. Мы не знали, что будет с нами. А когда жену освободили, я понял, что она будет бороться за меня. Когда кто-то находится в тюрьме, особенно по политическим мотивам или из-за гонения, то его могут забыть. Но я знал, что моя жена не позволит этому случиться.
Мне было очень трудно в одиночной камере. Долгое время у меня не было Библии или каких-то других книг. Была лишь кровать. Я не мог ничего делать на протяжении дня. Меня спасло то, что там каким-то образом оказалась брошюра Майкла Бикла. Кто-то пронёс ее для меня, хотя нам не разрешали читать книги. В ней были молитвенные пункты, которые помогли мне сохранить здравый рассудок. Я начал молиться по этим пунктам. Я ходил по камере туда-сюда на протяжении многих часов, молясь по этим пунктам, взывая к Богу.

МХН: Были ли моменты, когда вы теряли надежду?

Пастор Эндрю Брансон: Да, особенно в первый год. Я несколько раз ощущал себя на самом дне. Но настал момент, когда я решил отвернуться от надежды и обратиться к повиновению. Мое повиновение проявлялось так: «Боже, если это то, что Ты приготовил для меня, то знай, что у меня нет сил пройти через это. Я не смогу выдержать многолетнее заключение. Я не хочу этого. Однако если это то, что Ты приготовил для меня, то я хочу исполнить свое предназначение. Но мне нужно, чтобы Ты укрепил меня. Мне нужно, чтобы Ты излил в меня смелость, силу и выдержку Иисуса, потому что у меня нет всего этого».
Я молился об этом каждый день. Я хотел быть достойным, чтобы предстать перед Богом, не сожалея о тех вещах, которые я не сделал из-за страха. «Я не хочу быть трусом. Я не хочу бросить то задание, которое Ты поручил мне. Но для этого мне нужна Твоя сила».

МХН: Перед началом нашего интервью, вы рассказывали мне о том, как начали танцевать перед Господом. Расскажите, как вы пришли к этому?

Эндрю Брансон: Я прочитал книгу Ричарда Рембрандта, в которой он рассказывал о том, как находился в одиночной камере. Иисус сказал: «Блаженны вы, если люди гонят вас и обвиняют вас ложно, говорят о вас плохие вещи. Радуйтесь, радуйтесь!» Рембрандт танцевал перед Богом, повинуясь этой заповеди. Я подумал: «Я не чувствую радости, не ощущаю радости сейчас, но я буду танцевать перед Господом, как это делал Рембрандт, в качестве жертвы хвалы». Это был один из шагов, которые я предпринял. Это было на втором году заключения. Бог начал восстанавливать мои силы. Каждый день я уделял пять минут, чтобы станцевать для Господа и спеть стихи из Матфея 5:10 и 11. Я говорил: «Я танцую перед Тобой, как танцевал Рембрандт. Вот моя жертва».

МХН: Вы говорите, что первый год был самым сложным, но потом Бог поднял вас на новый уровень.

Эндрю Брансон: Первый год я был разбит до такой степени, что даже не мог представить себе. Я считал себя более сильным, потому что мы уже проходили через определённые трудности в Турции. Это было неожиданно. Я читал немало биографий и думал, что в тюрьме будет не так уж сложно. Я думал, что это будет время близких отношений с Богом, радости в страданиях. Но у меня всё было иначе. Я был разбит. И лишь на втором году Бог начал восстанавливать меня. Я думал о своих друзьях и говорил про себя: «Они бы прошли через эту ситуацию намного лучше меня. Они молитвенники, ходатаи. Они бы просто уделили всё свое время молитве». Я несколько раз говорил: «Боже, ты выбрал не того. Ты выбрал неправильного человека для этого дела. Это ошибка. Я слаб». Господь позволил мне пройти через это в сокрушённом состоянии. Я верю, что Бог допустил это. А потом Он начал восстанавливать меня.

МХН: О чем вы молились в это время?

Эндрю Брансон: Мои молитвы не были особо глубокими. Они были простыми, но от всего сердца. Меня на несколько дней вернули в одиночную камеру, когда начался суд в той тюрьме, в которой я пережил весьма болезненные дни, и я снова начал терять себя. И хотя я постоянно плакал в одиночной камере, я говорил: «Я люблю Тебя, Иисус». Эти слова были в моем сердце. Это было трудное время. Но это было время, когда я держался за Него и провозглашал то, что Он любит меня, что Он верен, благ и милостив, даже если я не вижу и не ощущаю этого.

МХН: Бог побуждал вас делиться Евангелием с другими заключёнными?

Эндрю Брансон: Я пытался. Когда оказывался в камере, где сидели другие люди, обвинённые в терроризме. По крайней мере, турецкое правительство называло их террористами, исламистами. Они были убеждёнными мусульманами. Фактически, это было миссионерское общество мусульман. Они рассказывали мне об исламе. А я в ответ рассказывал им о христианстве. Но там было как в мечети. Там постоянно звучали мусульманские молитвы и цитаты из Корана.

МХН: К вам плохо относились?

Эндрю Брансон: Нет. На самом деле эти заключённые оказались в такой же ситуации, как и я. Их посадили в тюрьму, и они не знали, что с ними будет. Но они не относились ко мне плохо.

МХН: Теперь, когда вы на свободе и можете посмотреть на всё это в перспективе, я бы хотел спросить: «Эндрю Брансон, как сильно всё это повлияло на вашу веру?»

Эндрю Брансон: Знаете, всего неделю назад я был осуждённым. Я еще не начал переваривать всё то, что Бог сделал во мне. Я верю, что внутри меня произошли кардинальные перемены. Я научился идти до конца, держаться, несмотря на чувства, провозглашать Божью верность мне, даже когда я не ощущаю ее. Это одни из ключевых перемен.
Моя главная молитва стала звучать так: «Боже, я хочу служить Твоим целям. И если ради них я должен сидеть в тюрьме, то знай, что я не могу сделать этого сам. Я слаб и разбит. Но я прошу Тебя дать мне силу и смелость Иисуса, чтобы они наполнили меня и чтобы я мог хорошо закончить забег».

МХН: Эндрю, как Бог поддерживал вас последние 18 месяцев?

Пастор Эндрю Брансон: Я думаю, Он делал это через молитвы народа Божьего. Как-то я сказал своей жене: «А где вся та благодать, которую я ожидал от молитв стольких людей? Где эта благодать?» Но в итоге я понял, что Бог повёл меня другим путём. Он не позволял мне ощутить благодать, которая поддерживала меня. Это была неощутимая, невидимая благодать. Но, оглядываясь назад на то, через что Бог меня провёл, я вижу свою невероятную слабость и говорю: «Он был там всё это время. Он нёс меня. Благодать была. Просто я не ощущал ее».

МХН: Норин, вы были в тюрьме с Эндрю на протяжении 13-ти дней, а потом они отпустили вас.

Норин Брансон: Да.

МХН: Что помогло вам пережить эти 18 месяцев, когда вы могли видеть Эндрю лишь раз в неделю на протяжении 35-ти минут, а потом на протяжении часа?

Норин Брансон: Во-первых, молитвы людей со всего мира. Некоторые касались нас особенным образом. Все молитвы были чудесными. Нас очень тронули молитвы турецкой церкви. Нас тронули молитвы иранцев, китайцев. Это церкви, которые переживают гонения. И меня смирял тот факт, что они молятся о нашей ситуации. Нет никаких сомнений, что мы прошли всё это лишь благодаря молитвенной волне. Во-вторых, это поиски Бога. Именно это мы и делаем в трудные времена. Мы начинаем активнее искать Господа.

Мне было тяжело вставать по утрам. Каждое утро я вставала очень медленно. Я хорошо спала ночью, но просыпалась и снова оказывалась в этой реальности. Мне было тяжело начинать свой день. И поэтому я начинала его с Господа. Я молилась Господу об определенных вещах: каждый день о чем-то новом.
Я знала, как сильно нуждаюсь в этом. Но потом я перешла от «Господи, будь со мной в этот день» до «Господи, веди меня. Я буду идти и дальше, но Ты веди меня через этот день». Безусловно, я много времени проводила в Его присутствии. Иногда я просто сидела в тишине и думала: «Господи, что я могу сказать?» Но я крепко держалась за Него.

МХН: «Мировые христианские новости» внимательно следили за вашим делом. Люди из разных стран мира – Афганистана, Ирана, Китая, Саудовской Аравии – верующие, которые сами сталкивались с серьезными гонениями, знали о вашей истории и молились о вас. Что вы думаете по этому поводу?

Норин Брансон: Это удивительно.

Пастор Брансон: Я никогда не ощущал себя достойным такой молитвы. Это поразило меня. Норин рассказывала мне об этом, потому что я был изолирован в тюрьме. Норин рассказывала мне, что люди молятся о моем освобождении здесь и там, в других странах. А я думал: «Почему?» Мы много лет служили в удалённом уголке Турции, и мало кто знал о нас. Почему все эти люди молятся обо мне? И я увидел, что Господь не просто делал это ради меня. Он собирал людей, чтобы молиться о Турции, о Его целях в этой стране и на Ближнем Востоке. Я считаю, что стал частью чего-то великого, что делает Бог. Вот почему Он позволил этой истории проникнуть в другие страны и побудил людей молиться о нас.
А сейчас мы ищем, что Бог скажет нам делать дальше. Мы много лет были миссионерами, и наше сердце желает достигать потерянных. Мы хотим заниматься этим до конца своей жизни.

Всего 10 голосов
0

Tell us how can we improve this post?

+ = Защита от робота

Скачать аудио и видео

720p- для просмотра на компьютере, 480p- для просмотра на планшете, 240p- для просмотра на телефоне, mp3- аудиоверсия
Category Tag